Какую технику ждут на льняном поле? - РУП «НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства»
БелАгроМех
    BE EN RU
ТИПОГРАФИЯ
+375 17 280-35-60
Пн-Чт: 8.30-17.30, Пт 8:30-16:15
+375 17 280-87-86
    BE EN RU

Какую технику ждут на льняном поле?

Какую технику ждут на льняном поле?Проблемы механизации возделывания, уборки и переработки льна стали предметом спора и дискуссий на международном научно-практическом семинаре с участием специалистов, ученых, машиностроителей. Он прошел на базе Научно-практического центра НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства в феврале текущего года. Своими мыслями об актуальных проблемах технического обеспечения льняной отрасли мы попросили поделиться участников семинара.

Льняную отрасль Беларуси ждут кардинальные реформы, считает заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Василий Павловский:

— Льноводство является единственной убыточной отраслью в сельском хозяйстве, несмотря на принимаемые государством меры по повышению эффективности ее работы. Как и в предыдущие годы, в 2007 году мы не смогли выполнить задание по производству льноволокна — при плане 60 тыс.т льнозаводами заготовлено только 39 ты с.т.

Даже при хорошем урожае производство льна остается убыточным для хозяйств. Во многом это связано с большими затратами на выращивание культуры: необходимо ежегодно закупать минеральные удобрения, средства химзащиты, элитные семена. Только в минувшем году на техперевооружение льнозаводов выделено Br48 млрд кредитных ресурсов. За эти средства в счет лизинга приобретено 100 тракторов, 99 пресс-подборщиков, 167 погрузчиков, 70 оборачивателей. Потребность в комбайнах удовлетворена на 105%. «Гомсельмаш» в прошлом году направил в хозяйства 10 самоходных льноуборочных комбайнов по программе «Лен». Однако еще необходимо время, чтобы их работа не вызывала претензий: техника нередко выходит из строя, что сказывается на темпах уборки. Отечественные самоходные комбайны по сравнению с импортными потребляют больше топлива и убирают за единицу времени меньшие площади.

Передача возделывания льнотресты непосредственно льнозаводам привела к тому, что руководством районов посевные площади под лен выделялись по остаточному принципу, порой на непригодных землях, в сроки, когда уже невозможно было вести борьбу с сорняками. К тому же, как правило, эти земли выделялись очень далеко от льнозаводов, что увеличивало затраты предприятий на доставку сырья.

В результате убыточность льнотресты достигла минус 60–70%, а льноволокна на заводах — минус 50%. Только за прошлый год убытки льносеющих хозяйств составили Br6 млрд, а льнозаводов — около Br45 млрд. В результате многолетней хронической убыточности долги льноперерабатывающих организаций достигли Br200 млрд. Полностью отсутствуют оборотные средства для ведения хозяйственной деятельности.

Необходимо принять более кардинальные меры по снижению затрат на производство льнопродукции. В первую очередь нужно вернуть возделывание льнотресты сельскохозяйственным организациям, а также оставить на самых крупных льнозаводах. Требуется новая техника для посева и уборки льна в полном соответствии с технологическим процессом. Надо смелее внедрять новые сорта, которые могут давать урожайность 10–12 ц/га льноволокна. Должны появиться новые закупочные цены, которые бы обеспечивали достойную рентабельность.

Без существенной поддержки государства, которая оценивается в Br120–130 млрд в год, отрасль дальше работать не сможет. Я считаю, что техническое обеспечение льноводства — один из путей достижения этой цели.

На льняное поле — современную технику, предлагает начальник главного управления механизации и технического прогресса Минсельхозпрода Франц Минько:

— В ближайшие годы в Беларуси будет разработан комплекс машин для возделывания и уборки льна, обеспечивающий весь технологический цикл возделывания и уборки льна.

Да, мы знаем, что специальных машин пока недостаточно, особенно для уборки льна. Созданы лишь опытные образцы самоходного льноуборочного комбайна на ПО «Гомсельмаш». Однако его конструкция требует еще серьезной доработки.

Для того чтобы производство льноволокна было рентабельным и эффективным, необходимо минимизировать затраты на его выращивание. Этого мы добьемся в случае, если на льняное поле выведем высокопроизводительную технику, всю гамму машин.

Как я оцениваю ту технику, что сейчас создана, в частности льноуборочный комбайн? Я бы еще не торопился с оценками, поскольку это пока только опытный образец. Машина пока достойна лишь удовлетворительной оценки и требует серьезной доработки. Прототипом ее стал бельгийский комбайн. Наша машина разработана в соответствии с местными условиями. Ее компановка максимально приближена к местной технологии возделывания льна.

Требуются современные самоходные двухпоточные теребильные машины, к выпуску которых белорусские машиностроительные заводы только приступили. В числе первых надо внедрить в производство специальные комбинированные почвообрабатывающие и посевные агрегаты с одновременным внесением минеральных удобрений. Будут востребованы и самоходные оборачиватели, подборщики-очесыватели, льноуборочные комбайны с гидростатическим приводом и двухпоточные комбайны с прямопоточной технологической схемой, оснащенные системой сепарации льновороха. Кроме того, нужно отработать технологию возделывания, уборки и переработки всех видов льна для каждого региона республики. С этой целью будет уточнена и скорректирована система машин под региональные технологии.

 

Какую технику ждут на льняном поле?Машиностроители готовы выполнить новый госзаказ на технику для льняной отрасли, уверенно заявляет первый заместитель министра промышленности Иван Демидович:

— Мы работаем строго по заявкам заказчиков. Поэтому номенклатуру необходимой техники следует определять заранее, так как опытные образцы машин еще должны пройти полевые испытания, и только после положительного заключения специалистов Белорусской машинно-опытной станции, одобрения ученых их ставят на серийное производство.

Машиностроительными предприятиями Беларуси изготовлены все машины для льняной отрасли, выпуск которых был запланирован на пятилетку. Это 10 опытных образцов самоходных льноуборочных комбайнов, пресс-подборщики, льнооборачиватели. Если и есть какие-то недочеты в изготовлении этих машин, то они устраняются еще в ходе полевых испытаний.

Я считаю, что в ближайшее время необходимо определить перечень техники, выпуск которой должен стать приоритетным, чтобы избежать дублирования в работе машиностроительных заводов. К примеру, изготовлением оборотных плугов занимаются несколько предприятий, а выпуск высокопроизводительного льносеющего агрегата еще не освоен. Не было в заявке-госзаказе и другой специализированной техники, на необходимости которой теперь настаивают сельхозпроизводители. Поэтому надо либо скорректировать этот план заявки и внести в него дополнения, либо составить его заново, с учетом предложений практиков. Мы — лишь исполнители заказа.

Дистанция от конструкции до внедрения должна стать короче, считает генеральный директор Научно- практического центра, кандидат экономических наук Владимир Самосюк:

— Наш центр будет главным координатором для машиностроительных заводов республики по производству техники. Пока же машиностроители, заводская и академическая наука работают разрозненно, а это в такой сложной отрасли, как льноводство, недопустимо. Между тем НПЦ уже имеет опыт реализации совместной белорусско-российской программы «Лен». Совместно с российскими машиностроителями белорусские предприятия выпускают оборачиватель льна.

В первую очередь необходимо разработать и внедрить комплекс машин для раздельного способа уборки европейского типа — с тереблением без очеса головок льна, вылежкой и прессованием тресты с головками и последующим очесом головок на льнозаводе. Преимущество раздельного способа уборки в том, что хозяйства могут получить семена льна без ущерба для вылежки тресты. Она будет оставаться на поле до полного созревания.

Предстоит также создать комплекс машин и оборудования для переработки льна. Это совершенно новое направление для нашего центра. Планируется создать отечественные технологические линии по производству длинного и короткого льноволокна, не уступающие западноевропейским машинам по уровню исполнения, но значительно более дешевые.

На льнозаводах будет внедрена углубленная переработка льноволокна и организован выпуск чесаного или котонизированного льноволокна, нетканых материалов, костроплит и костробрикетов.

Учитывая, что конструкция ряда машин разрабатывается непосредственно на машиностроительных заводах (к примеру, на ПО «Гомсельмаш» есть свое конструкторское бюро), зачастую их разработки не согласовываются с предложениями сельхозпроизводителей и ученых. Заводская наука должна работать в тесном контакте с академической. Необходимо учитывать предложения специалистов-практиков и ученых Института льна. Только в этом случае можно достигнуть успеха.

Беларусь и Россия в 2008 году создадут СП по производству самоходных льноуборочных комбайнов, рассказывает директор экспериментального завода при НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства Александр Близнюк:

— Мы уже давно работаем над выпуском современной сельхозтехники совместно с российским заводом «Тверьсельмаш», а теперь решили организовать в Минске совместное производство самоходных льноуборочных комбайнов. Конструкция комбайна разрабатывалась совместно российскими и белорусскими учеными. Комплектующие будут поступать из России, часть узлов и деталей будет изготавливаться в цехах экспериментального завода. Так на деле осуществляется принцип межгосударственной кооперации.

В текущем году планируется изготовить 50 льноуборочных комбайнов и столько же льнооборачивателей. В 2007 году первые опытные образцы льноуборочной техники проходили испытания на полях Дубровенского льнозавода и хорошо себя зарекомендовали. Самостоятельно мы изготавливаем ворошилки льна, самоходные оборачиватели по разработкам центра.

Чем выгодно такое сотрудничество для российского предприятия? Рассказывает генеральный директор ОАО «Тверьсельмаш» Владимир Козлов:

— Нам действительно очень выгодно выпускать льноуборочные комбайны по заказу Беларуси. Если для российских производителей мы изготовили только 14 комплектов, то белорусская сторона уже заказала 50.

С белорусскими учеными российское предприятие работает 10 лет, на счету немало эффективных совместных проектов. В рамках белорусско-российской программы «Лен» специалисты наших двух предприятий вместе разрабатывали стратегию продвижения на рынки обоих государств современной льноуборочной техники.

Считаю, что создание СП в новых условиях хозяйствования лишь укрепит это давнее сотрудничество. В перспективе планируется организовать выпуск всей гаммы техники для льняной отрасли и не только. Например, в течение пяти лет белорусское и российское предприятия занимаются совместной разработкой и производством карусельных зерносушилок. За три последних года белорусским хозяйствам поставлено 120 таких зерносушилок, что свидетельствует об эффективности сотрудничества.

Директор Слуцкого льнозавода Николай Михалевич:

— Мы и дальше будем сеять и убирать лен, другого выхода у нас нет, так как нельзя останавливаться на полпути и бросать дело, в которое уже вложено немало средств.

Более того, мы намерены даже увеличить посевные площади льна в нынешнем году. Я считаю, что ошибка была не в том, что возделывание льна поручили льнозаводам, а то в том, что земли для этого им выделяются за 70–80 км от предприятий.

Представьте, на каждое поле надо выставить свою технику, а затем переставить ее в зависимости от выполнения операций. И это надо сделать не на соседних полях, которые в двух шагах друг от друга, а на приличном расстоянии. За счет этого растут затраты, увеличивается себестоимость продукции.

Считаю, что возделывание льна должно дотироваться государством. Один из вариантов таких дотаций — выделение в лизинг техники на льготных условиях.

Нам нужны хорошие сеялки, которые давали бы возможность качественно, на определенную глубину заделывать семена в почву, а также многокорпусные оборотные плуги, которые бы обеспечивали высокое качество пахоты. Машиностроители при этом должны выбирать самую прочную сталь, ничуть не хуже той, что идет на самолеты. Комбайн, которым мы убираем сейчас, низкопроизводительный, что сказывается на качестве льноволокна. Комбайн, который изготовили гомельские машиностроители, для нас дорогой по цене. Большинство заводов в долгах как в шелках. Как его купить, на каких условиях? У нашего завода, к примеру, Br1,5 млрд убытков. Рентабельность — минус 64%. Нам нужны хорошие поля площадью 100–200 га, а не отдельные кусочки земли по 15–20 га. При таком раскладе эффективности отрасли не добиться.

Амкодор ПРМ-0,4 — погрузчик рулонов льнаДиректор Крупского льнозавода Василий Хомец:

— У нашего завода рентабельность по итогам 2007 года составила минус 42%. Если бы такие результаты были у 2–3 заводов, можно было бы говорить о стиле и методах руководства предприятием. Но такая рентабельность у большинства предприятий и отрасли в целом. Значит, это говорит о том, что отрасль находится в глубоком кризисе. Даже если бы один завод был убыточным, то можно было бы сказать, что где-то мы недорабатываем. Но когда все заводы убыточны, то проблема требует немедленного разрешения. Да, я согласен, что была сделана огромная ошибка, что льнозаводы заставили заниматься возделыванием льна. Но теперь уже поздно что-либо менять. Как говорят, назвался груздем — полезай в кузов. И мы будем заниматься возделыванием льна, как бы трудно нам ни приходилось.

Оборотных средств сейчас практически ни у одного льнозавода нет, а надо приобретать технику, вести модернизацию производства, готовиться к посевной, наконец. Поэтому льнозаводам приходится искать дополнительные резервы. Перед нами проблема: как приобрести технику при нынешних ценах на энергоресурсы? Тем не менее без обновления парка машин мы загоним отрасль в еще больший тупик. Высокопроизводительные машины — это главное, что нам нужно. Такие, к примеру, чтобы делали за один проход обработку почвы и сев. Благодаря этому мы на 35% сократили бы свои затраты.

Директор Березинского льнозавода Владимир Козловцев:

— Когда я пришел в 2001 году на льнозавод, у меня было только 4 трактора, сейчас уже 30. Но всего того шлейфа машин, что надо, еще нет. Нужна такая техника, которая должна идти вслед за трактором и выравнивать землю, сеять, вносить удобрения. Чтобы у нас было сокращено время на сев и уборку, а вылежка, как и положено, шла в определенные сроки. Главное, чтобы эта техника была качественная, производительная и доступная по цене. Когда из 10 тракторов, полученных в прошлом году, в течение полугодия все десять выходят из строя — это уже, извините, качественной работой назвать нельзя. Или посмотрите, какой выпускают у нас вспушиватель. Одно поле прошел — и ни одного зуба на технике нет. Неужели для этих целей нельзя качественную сталь подобрать?!

Необходимы также свои, белорусские, технологические линии по переработке льна. Неужели так сложно их разработать? Китайцы и то уже имеют свою (и нам предлагают), хотя использовали при разработке образцы российской, голландской, немецкой техники. На современном рынке такие линии стоят 350 тыс. евро. Наши отечественные линии могут быть в десятки раз дешевле. Что же касается льна, то его качество не вызывает претензий у большинства наших потребителей. Более того, один из китайских коммерсантов, скупающих лен по всему миру, как-то признался, что самый высококачественный лен белорусский, и он готов за него платить любые деньги, потому что на своих фабриках добавляет его в полотно для улучшения качества и получает весомую прибыль.

***

Между тем финансовое состояние льнозаводов и льносеющих хозяйств действительно остается сложным. Его усугубляют несвоевременные расчеты Оршанского льнокомбината за принятое волокно. За последние 10 лет общая задолженность льнозаводов возросла до Br149,9 млрд. Поэтому сейчас разрабатываются меры по коренному улучшению ситуации. Минсельхозпроду и концерну «Беллегпром» поручено поднять стоимость одной тонны тресты до Br335 тыс., чтобы обеспечить ее безубыточное производство. При этом рентабельность выпуска тонны волокна составит 5–10%. Концерн определит и стоимость тканей из такого волокна. И все же, по мнению специалистов, оказанием разовой финансовой поддержки ситуацию в отрасли не изменить. Необходимы кардинальные меры по ее оздоровлению, потому что проблемы здесь накапливались годами.

***

Льнозаводы по-прежнему в одиночку тянут на себе груз проблем, активно включаясь в экспортные поставки льноволокна, которые более рентабельны и могут существенно поправить их финансовое положение. Однако правом самостоятельного выхода на внешний рынок они не располагают. Экспортом льноволокна в Беларуси занимаются только экспортно-сортировочные базы. За счет реализации льноволокна за рубеж они имеют около 7% рентабельности. Белорусский лен пользуется повышенным спросом на мировом рынке, где за него предлагают высокую цену. Не случайно его закупают многочисленные текстильные фирмы Китая, Германии, Франции, где ценят качество. Что касается накопившихся долгов, то на уровне Главы государства разрабатывается проект документа о реструктуризации задолженности льнозаводов за последние годы на общую сумму Br65 млрд.

Принятые меры позволят предприятиям уйти от убыточности, и белорусский лен упрочит свою славу и станет, наконец, более конкурентоспособным как на внешнем, так и на внутреннем рынке. Помочь в этом хозяйствам и заводам может только высококачественная техника.

Татьяна Николаева, журнал «АгроБаза», №3–2008 г.
http://infobaza.by/article/agro/tech-len/